Государственный музей-памятник «Исаакиевский собор» –
музейный комплекс
«И купол растворился в небе...»

Кто, как и зачем прятал Исаакиевский собор от фашистов

 

Сложно найти человека, который ни разу не любовался горящим на солнце золоченым куполом детища Огюста Монферрана. Впрочем, так было не всегда. В блокадные годы все блестящие конструкции Исаакия покрыли серой масляной краской. В первозданном виде ленинградцы снова увидели собор только в 1946 году.

 

 

Секрет меткости

 

Купол Исаакиевского собора наряду со шпилями Адмиралтейства, Михайловского замка и Петропавловской крепости являлся важнейшим ориентиром для немецкой артиллерии. Именно благодаря этим бликующим доминантам гитлеровцы без труда находили и прицельно обстреливали школы, госпитали, заводы... О том, что исторические «высотки» могут быть использованы фашистами в своих целях, Совет обороны Ленинграда узнал от наших артиллеристов еще до блокады — в июле 1941 года. Подтверждение этим догадкам предоставили разведчики, которые нашли у немцев панорамные фотоснимки Северной столицы. На них были отмечены все высотные строения города с указанием направления и расстояний до зданий, подлежащих уничтожению.

 

Совет обороны поручил Управлению культуры придумать способ маскировки высотных достопримечательностей. На экстренном совещании озвучивались разные идеи. Одни предлагали разобрать шпили и купола, другие — закрыть строительными лесами, третьи — использовать аэростаты воздушного заграждения. В итоге остановились на предложении закрасить часть блестящих конструкций серой краской, а часть из них — облачить в брезентовые чехлы. Задание поручили группе альпи¬нистов из спортивного общества «Искусство» — Ольге Фирсовой, Михаилу Боброву, Алле Пригожевой и Алоизу Зембе.

 

Вместо гор — на собор

 

Эта работа началась именно с Исаакия. В первую очередь замаскировали крест, «чепчик» фонарика, а затем основной купол и четыре звонницы. Конструкции покрывали шаровой краской для военных кораблей. Она точь-в-точь совпадала по цвету с хмурым ленинградским небом и лишила немцев возможности видеть храм со своих рубежей.
Прежде чем дать добро на малярные работы, Инспекция по охране памятников изучила метод золочения купола постройки и пришла к выводу, что краска не навредит собору.

 

— Позолота на куполе и звонницах собора очень прочная — наносилась при помощи ртутной амальгамы. Маскировку с металла можно было оттереть химикатами без каких-либо последствий. А вот на шпили Адмиралтейства и Михайловского замка приклеивались тонкие листы сусального золота, которые сошли бы вместе с краской. Поэтому их накрывали чехлами, каждый из которых весил несколько сотен килограммов,— рассказал один из тех блокадных альпинистов, ныне почетный гражданин Петербурга Михаил Бобров.

 

Купол Исаакия поделили на четыре части, закрепили веревки к перилам фонарика и приступили к делу. Ведра с краской «малярам» подавали помощники из числа контуженых бойцов.

 

— Особых сложностей мы не испытывали, несмотря на то, что раньше такого опыта ни у кого из нас не было. Делая мазки, постепенно спускались сверху вниз. Дело спорилось быстро. Помогала теплая погода,— вспоминает Михаил Бобров.— Самым сложным объектом стал шпиль Петропавловского собора. Мы маскировали его в лютый мороз и подвергались частым обстрелам. К тому же при сильном ветре он раскачивался в разные стороны чуть ли не на два метра.

 

Работа по покраске купола Исаакия заняла у альпинистов десять дней. Практически сразу по ее завершении прицельный огонь в этом районе Ленинграда прекратился. Маскировку собора сняли только в 1946 году, но, по словам музейных работников, серые вкрапления на куполе можно увидеть и по сей день.

 

Евгений ЗАЙЦЕВ

 

Израненный, но живой

 

Перекрашенный купол Исаакиевского собора спас жизнь не одному ленинградцу. При этом сам памятник получил значительные повреждения. Осколки бомб и снарядов оставили «раны» на мраморной облицовке стен, повредили кровлю, 10 из 16 колонн. Кроме того, взрывной волной частично были разбиты стекла уникального витража.

 

Похлебка из птиц

 

Группа альпинистов, маскировавшая достопримечательности, как и другие ленинградцы, испытывала сильный голод. Чтобы окончательно не лишиться сил, приходилось ловить птиц. Рядом с куполами расставляли силки, в которые очень быстро попадались вороны и голуби. После рабочего дня из добычи варили суп.

 

Подвиг хранителей

 

Николай БУРОВ, директор Государственного музея-памятника «Исаакиевский собор»:

 

— Военная история Исаакия интересна не только фактом покраски купола. Здание стало надежным укрытием более чем для 110 тысяч экспонатов, вывезенных из музеев Петергофа, Пушкина, Павловска и Гатчины. Это были скульптуры, мебель, фарфор, ткани, медали, монеты, научные документы и другие исторические ценности. Упакованные в ящики, они находились здесь до мая 1945 года, а некоторые задержались вплоть до 48-го. О сохранности экспонатов заботились 12 человек, большинство из которых, несмотря на мороз и сырость, жили прямо в соборе. Эти люди сделали максимум для того, чтобы музейные реликвии пережили войну. Они не только оберегали их от мародеров, но и создавали условия для безопасного хранения: откачивали воду из подвалов, летом выносили экспонаты на просушку. Хранители также обследовали повреждения собора, полученные в условиях военного времени, вели подготовку к реставрационным работам.

 

В 2004 году в Исаакиевском соборе открылась выставка «Чтобы помнили», посвященная подвигу людей, работавших здесь в блокадные годы. Авторам проекта удалось воссоздать картину и атмосферу жизни музейных хранителей. Это дань памяти людям, которые, проявив мужество и героизм, сумели сберечь национальное достояние России!