Государственный музей-памятник «Исаакиевский собор» –
музейный комплекс
«За неделю до Воскресения»

 

 

  В Исаакиевском соборе 24 апреля в 16:00 состоится концерт духовной музыки «За неделю до Воскресения».

 

Традиция проведения концертов духовной музыки, посвященных великим праздникам православной церкви, с участием Камерного хора Смольного собора и звезд мировой оперной сцены, зародилась в Государственном музее-памятнике «Исаакиевский собор» в 2014 году. В этот раз проведение концерта приурочено к Вербному воскресенью — одному из главных христианских праздников, отмечаемому в воскресенье, предшествующее неделе Пасхи. Как известно, в православной традиции верба отождествляется с пальмовыми ветвями, которыми приветствовал Иисуса Христа народ Иерусалима, и считается символом Его победы. В субботу перед праздником принято приносить ветви вербы в церковь для освящения церковнослужителями, а затем хранить их дома в течение всего года, поскольку издревле освященной вербе придавалась особая очистительная, защитная и животворящая сила.

 

В программу концерта «За неделю до Воскресения» войдут произведения русской духовной музыки, в том числе сочинения композиторов Рахманинова и Чеснокова, которые прозвучат в исполнении Камерного хора Смольного собора под управлением заслуженного артиста России художественного руководителя и главного дирижера Владимира Беглецова, а также ведущих солистов Мариинского театра Марии Баянкиной и Дмитрия Воропаева.

 

Особыми гостями на концерте станут дети из неблагополучных семей и детских домов.

 

После выступления артистов и хора они будут приглашены в отель «Англетер», где их будет ждать увлекательный мастер-класс по росписи эмали от ведущего реставратора музея «Исаакиевский собор» художника-эмальера Ларисы Соломниковой, участвовавшей в воссоздании росписи Царских врат храма Воскресения Христова (Спаса на крови), а также праздничное угощение и памятные подарки.

 

Художник по эмали, реставратор, член Союза художников России Лариса Соломникова, сотрудник музея «Исаакиевский собор», училась в легендарной «Мухе» (Мухинское училище, ныне — Академия Штиглица). Сейчас передает секреты мастерства одаренным детям в студии «Искусство живописной эмали», организованной при помощи, музея по завершении уникальной работы по воссозданию эмалей для Царских врат храма Воскресения Христова (Спас на крови). Лариса Анатольевна рассказала журналу «ИНФОСКОП» о нюансах своей редкой профессии и о мастер-классе по живописной эмали в рамках программы празднования Вербного воскресения 24 апреля.

 

– Как возникла идея вашего участия в уникальном формате «концерт духовной музыки плюс мастер-класс по живописной эмали» в Исаакиевском соборе?

 

– Все началось с того, что много лет назад, в 1997 году, музей появился в моей жизни и стал ее частью. Замечательный человек и реставратор Николай Пикалов нашел меня как художника, специализирующегося на ювелирной горячей эмали, и вдохновил идеей воссоздания Царских врат для храма Спас на крови. Государственный музей-памятник «Исаакиевский собор» — это крупная организация, которая включает в себя несколько соборов. Все приделы должны функционировать: это же сакральное место, безусловно требующее постоянной поддержки и реставрации. В моем случае была длительная, кропотливая работа над воссозданием эмалей в Спасе на крови. Это уникальный собор, своего рода «драгоценная шкатулка», которую венчают девять куполов. Главы их имеют позолоченное и эмалевое покрытие, а в декоре использованы редкие породы камня, все виды золочения, чеканное серебро, мозаика и горячие эмали.

 

Передо мной и моими коллегами — архитектором Светланой Кочетовой и художником по металлу Виктором Никольским — стояла очень интересная задача. В те годы я занималась созданием уникальных, аутентичных технологий в эмали, таких, как французская и русская эмалевая миниатюра, тончайшая перегородчатая эмаль. Мухинская школа, специализация на ювелирной горячей эмали, накопленный опыт в профессии — все привело меня к этому музею, и в результате я связала с ним свою жизнь. Вообще судьбоносных поворотов у меня было несколько, и каждое десятилетие каким-то особым образом посвящено интересному, важному делу. Сейчас настал момент, когда я чувствую себя готовой отдавать свое мастерство и испытываю в этом настоящую потребность — ведь опыт накоплен огромный.

 

– В чем состоит специфика мастер-классов?

 

– Сейчас практика мастер-классов распространена и очень популярна во всех сферах творческой деятельности: и театрального, и художественного, и прикладного искусства. Любая выставка, которая сегодня открывается — в Союзе ли художников, в музее или галерее, — обязательно либо приглашает аниматоров, либо проводит мастер-класс. Понятие мастер-класса, его история постоянно развиваются, меняются. Мастера и классы все разные, публика тоже совершенно разная, как и специфика и практика мастер-классов. Но сама идея проста: мастер показывает свой класс. Все, кто обладает какими-либо знаниями, технологиями и умениями, популяризируют их, чтобы мастерство присутствовало в жизни ребенка или взрослого. Чтобы у человека возникло желание отвлечься от монитора компьютера или от гаджета, перестать играть в игры или сидеть в социальных сетях, оторваться от виртуального мира и сделать что-то своими руками, поучаствовать лично в творческом процессе под руководством специалиста, владеющего всей палитрой приемов, помогающего правильно настроиться на работу, знающего всю технологическую цепочку, все варианты поведения материала и умеющего привлечь внимание к конкретному виду искусства. А в это понятие входит и творчество, и обладание такими качествами, как усидчивость, внимательность, аккуратность, полное погружение в материал... И, конечно же, каждый выбирает для мастер-класса один особый этап — как правило, несложный по исполнению, но эффектный по результату.

 

– Когда и где прошел ваш первый мастер-класс?

 

– Впервые слово «мастер-класс» я услышала лет семь назад от своих коллег, а само это понятие пришло к нам из-за границы. С одной стороны, это определенный драйв для мастера, потому что он для себя отметает весь свой профессиональный багаж, вычленяет какой-то очень простой и обязательно яркий прием, который у участников непременно получится. Человек, который это попробовал, может повысить свою самооценку, расскажет всем своим знакомым и близким, что он делал — в нашем случае эмаль. Как правило, никто толком не знает, что это такое... А свой первый мастер-класс я провела в Италии для десяти человек. Он длился пять дней, с девяти утра до шести вечера ежедневно. Конечно, я устала, но мне было любопытно попробовать, а внутренне, психологически и энергетически, я оставалась свободна: итальянского языка я не знаю (только французский немного), поэтому незнакомая речь просто звучала для меня как музыка.

 

– С детьми легче и интереснее?

 

– Когда я беру в ученики десятилетнего ребенка, он, с одной стороны, для меня как чистый белый лист, а с другой, у него свое видение мира — такое детское, непосредственное, ничем не замусоренное (разве что мультфильмами, «аниме», которыми они все поголовно увлечены, но мы это с ними обсуждаем и на какой-то стадии «отключаем»), У меня есть группа 16-летних, это «дети миллениума», у них особенное сознание, очень любопытное. И есть 10–11-летние, и они совершенно другие, ни на кого не похожие, как инопланетяне. К тому же в их глазах я отражаюсь — прекрасная и волшебная... Этот драйв, этот адреналин художнику необходимы, как артисту — сцена и восхищенные поклонники. Кроме того, мне важно, чтобы группа была небольшая, не больше шести человек, а в идеале — четыре-пять. Обучение у меня не поставлено на поток, это практически индивидуальный подход к каждому.

 

– Каким будет ваш мастер-класс 24 апреля?

 

– Конечно, он будет тематическим, пасхальным, и продлится около двух часов, с небольшим введением в историю этой техники. Участникам будет интересно, и на их глазах произойдет чудо. А результат, конечно, можно унести с собой — на память. Я выбрала прием, который разработала со своими детьми, и во время этого мастер-класса они будут мне помогать — например, стоять за спиной у участников, подсказывать, следить, чтобы никто ничего случайно не уронил, не разбил, не разлил... Я возьму в помощники самых старших и заодно проверю, насколько они взрослые: ведь наше дело требует внимания и ответственности. Чтобы эти качества в учениках развить, во время занятий в мастерской я ставлю им диски, посвященные теме, над которой мы работаем, вожу их в музеи и театры, обсуждаю с ними экспонаты, сценографию и реквизит... Я говорю им: «Дети, вы понимаете, что перед вами сейчас все открыто, но вам нужно будет себя найти? Необязательно, что вы все непременно станете эмальерами или даже художниками, но то, что вы будете иметь отношение к культуре, к музею, к искусству, — это очевидно». Я делюсь с ними всем, что знаю, но, конечно, желание передать, рассказать и показать возникает только в отношении тех, кто действительно хочет взять, узнать и научиться. Сейчас у меня в общей сложности человек пятнадцать учеников, и если двое или трое из них вырастут в художников, это уже результат. Выбор жизненного пути им еще предстоит — я только даю им толчок, подсказку. Я сама не из семьи художников, но всегда любила рисовать. И кто знает, если бы в моем детстве, в 11 — 16 лет, у меня появился такой учитель, возможно, моя жизнь на этом этапе была бы более яркой и наполненной творчеством...

 

Материал подготовила Мария Кингисепп