Государственный музей-памятник «Исаакиевский собор» –
музей четырех соборов
Николо-Георгиевский храм в селе Ядревичи Смоленской губернии по проекту А. Парланда

В конце XIX века в тихом уголке Смоленской губернии был возведён каменный двухэтажный храм по проекту петербургского архитектора Альфреда Парланда. Красивейшее сооружение стало архитектурной жемчужиной всего края. Построено оно было по воле владельца усадьбы, расположенной около маленького села Ядревичи, Фёдора Спиридоновича Ракеева. Фёдор Спиридонович проживал и делал карьеру в военном ведомстве столицы России, в корпусе жандармов. Точно известно, что в 1861 году Ракеев уже состоял в чине полковника[1] и имел недвижимость: собственный каменный дом в Санкт-Петербурге недалеко от Невского проспекта (на Николаевской улице, сейчас – улица Марата)[2], деревню Вырицу (одна из улиц посёлка до сих пор сохранила имя владельца – Ракеевская улица) и усадьбу, приобретённую им в память о корнях: Фёдор Спиридонович был родом из Смоленской губернии. Жандармский офицер дослужился до генерал-лейтенанта и, выйдя в отставку, составил завещание, по которому просил себя похоронить на Смоленщине, для чего должна быть выстроена церковь. В селе Ядревичи, состоящем из нескольких дворов, уже была деревянная церковь, «построенная в 1781 году во имя святого Николая»[3]. Возможно, обветшавшее строение нуждалось в ремонте (например, его следовало утеплить, чтобы в холодное время года проводить службы в более комфортных для прихожан и священников условиях), но Ракеев решил построить новое здание по соседству со старым. В журнале «Смоленские епархиальные ведомости» писали, что в России «оказывается излишек церквей, по сравнению с количеством православного населения (в епархиях внутренней России)»[4]. Подтверждением этого наблюдения можно считать ситуацию в селе Ядревичи: крошечный приход, расположенный в малонаселённой местности в глуши, относится к Духовщинскому уезду.  Но от уездного города Духовщина его отделяют 17 км, до ближайшего села (Приселье) 5,5 км. Ядревчане не имеют врача, школы и даже собственного адреса: «Адрес: г. Духовщина, чрез Присельское вол. Правление, для писем: полустанок Приселье, М.-Б. ж. д.»[5]. Кстати, в Духовщине с населением в пять тысяч человек было три церкви (одна из них – тюремная)[6], а в Ядревичах с населением в несколько десятков планировалось строить вторую церковь. Но Ракеев в своём духовном завещании назначил большую сумму для строительства нового храма: был потрачен «капитал, завещанный для этой цели Ракеевым, в количестве 40 000 рублей»[7]. После его смерти в 1879 году вдова, выполняя волю покойного, взяла на себя все хлопоты по осуществлению его мечты о каменном храме. После получения разрешения смоленского епархиального начальства произвести постройку церкви и выбора места для неё (на окраине села) она обратилась к Альфреду Александровичу Парланду с просьбой выполнить проект большого кирпичного сооружения. Ракеева после смерти мужа продолжала жить в Петербурге, что, с одной стороны, замедляло все процессы строительства в далёкой Смоленской губернии, но, с другой стороны, предоставляло возможность личного общения со столичным архитектором.

 

Альфред Парланд составил красивый по плану и изящный по архитектурному решению проект. Рисунок этой церкви, выполненный автором, находится на хранении в фондах Государственного музея-памятника «Исаакиевский собор». В правом верхнем углу хорошо прочитывается надпись: «Церковь Г. θ. Ракеева во имя св. Феодора в селе Николо-Ядревичи, Духовщинскаго уезда, Смоленской губернии», внизу справа подпись: «А. Парланд». К сожалению, в дате затёрты и плохо читаются две последние цифры: с осторожностью можно высказать предположение, что архитектор датировал лист с изображением ракеевского собора 1887 годом. Но в той связи, что личный архив Альфреда Александровича не сохранился, огромной удачей нужно считать дошедший до наших дней этот небольшой документ (его размеры: 24 х 51 см). Стилистические и технологические исследования, проведённые нашим музеем совместно с экспертами города не оставляют сомнений, что эта работа была выполнена лично Парландом, так как «установлена идентичность характерных особенностей творческого почерка А. Парланда. Для работы характерно: общее композиционное решение, графичность исполнения, тщательность проработки архитектурных деталей, размещение стаффажных фигур и характерная обобщённость в трактовке кустарников. Работа выполнена на бумаге без подготовительного карандашного наброска в технике тушь, перо, кисть с использованием белил… Авторская подпись, выполненная в свободной живописной манере кистью, аутентична известным подписям архитектурных листов А. А. Парланда»[8]. Состав бумаги также полностью подтверждает, что она была изготовлена в конце XIX века.

 

Инициалы «Г. θ.» в верхней надписи на листе указывают на сыновей Ракеева: оба носили одинаковое имя Георгий, так как младший сын был рождён после смерти старшего (погиб на Крымской войне в 1854 году) и назван в его честь. Отсюда и желание увековечить память о сыне – новая церковь должна иметь два престола, один планировалось посвятить святому Георгию. Из надписи, сделанной Парландом, видно, что другой престол изначально хотели посвятить святому Феодору, таким образом, память о благотворителе закреплялась бы у прихожан, молившихся в новом храме, и переходила бы из рода в род. Для того чтобы память о Ракееве была неизгладимой, вдова решила построить прочную величественную церковь, о которой предшественники не могли и мечтать. Так из идеи о двух престолах выросло желание иметь в селе двухэтажную церковь с колокольней.

 

Альфред Парланд разработал план устремлённого ввысь здания в русском стиле. Удлинённый в вышину четверик, завершающийся одноглавым куполом на барабане, позволил решить задачу образования нижней и верхней церкви. Трёхъярусная колокольня, играя формообразующую роль архитектурной композиции, вносила асимметрию в пространственное решение объекта, но становилась акцентом в визуальном восприятии здания, что добавляло церкви живописности в целом. Колокольня, примыкая к храму с северо-западной стороны, имеет общий вход на второй этаж храма, – туда ведёт лестница из тёсаного камня. Парланд предложил заказчику не штукатурить внешние стены (внутренние были оштукатурены), так как они должны быть выполнены из излюбленного материала архитектора – красного кирпича. Поверхность стен предполагалось декорировать также кирпичом, разным по форме, – то есть в камне следовать традиции деревянного русского узорочья. Среди элементов наружной отделки обращают на себя внимание аркатурно-колончатый пояс, двойные арки, зубчатый карниз, соседство кокошников с треугольными фронтонами. Парланд большое внимание уделил миниатюрной проработке на плане всех архитектурных элементов, добиваясь, чтобы церковь получилась нарядной и колоритной. Создатель проекта учитывал, что его сооружение будет видно на много сажень вокруг, оно будет притягивать взгляды и должно вселять радость в каждого проезжающего мимо Ядревичей. Но Парланд, учитывая, что церковь будет стоять на пустоши, сделал её компактной: «Нижний этаж высотою в 1 ½ сажени, верхний – высотою до карниза – 8 сажень. Длина церкви, считая и колокольню – 13 сажень, наибольшая ширина – 7 1/3 сажень. Колокольня общею высотою до верха карниза – 7 сажень»[9].

 

Также Альфред Александрович особое внимание уделил освещённости здания. На проекте верхнего этажа Парланд расположил «больших окон – 23 шт., малых (на главке и ниже главки) – 12 шт.; в нижнем этаже: больших окон – 21 шт.»[10]. Для отопления в холодное время года архитектор внутри расположил одну большую каменную и четыре дополнительные печи.

 

Заказчица осталась довольна планом Парланда, – именно по его чертежам начали возводить храм в Смоленской губернии. Но после торжественного освящения места закладки будущей церкви потребовалось несколько лет, чтобы заказать на заводе и доставить к месту строительства необходимое огромное количество кирпичей и извести. Кирпичное сооружение строили не на естественном возвышении, а на цоколе из тёсаного камня. По всей видимости, вдове Ракеева пришлось пожертвовать и дополнительные средства на устройство церкви, ведь требовалось создать два иконостаса (для верхнего Никольского храма и нижнего Георгиевского), закупить вдвое больше церковной утвари для проведения богослужений и пр. Всё это, безусловно, замедляло ход работ. Но год окончания строительства возможно документально подтвердить благодаря сохранившемуся страховому свидетельству, выписанному Николо-Георгиевскому храму в Ядревичах в 1910 году. Любая церковь, принадлежащая какой-либо епархии России, получала страховое свидетельство на случай пожара. Оно содержало краткое описание строения и дату возведения. В страховом документе ракеевской церкви указывается 1894 год как год окончательной постройки[11]. Также в документе данное церковное сооружение  называется Николаевской церковью: то есть ни один из престолов не был посвящён святому Феодору, как изначально задумывалось заказчиками. Престол верхнего храма получил название в честь Николая Угодника, и часто Николо-Георгиевскую церковь называли просто Николаевской.

 

Строительство большого каменного храма повлекло и переименование села: поселение стало писаться в документах как Николо-Ядревичи. Мною установлена точная дата освящения храма. Появление великолепного здания, архитектурного шедевра в глухой местности не могло не привлечь внимания главного иерарха Смоленской епархии. В конце XIX века епископом Смоленским и Дорогобужским был Преосвященнейший Гурий. Он выказал желание лично провести процедуру освящения Николо-Георгиевского храма. И благодаря этому обстоятельству стало возможным узнать дату открытия, – велись записи и отчёты о перемещениях епископа. Так, в сентябрьском выпуске «Смоленских епархиальных ведомостей» за 1895 год говорится, что «Преосвященный выезжал из Смоленска 23 и 24 числа в село Николо-Ядревичи, Духовщинскаго уезда, для освящения вновь построенного там храма»[12].  Весть о приезде иерарха в село разнеслась по окрестным деревням, и 22 сентября стали прибывать люди со всей округи. Такого скопления народа в Ядревичах не было ни до этого события, ни после. Собор был возведён на открытой местности, рядом не было никаких строений, и сотни людей располагались на ночлег прямо на лугу около нового храма, чтобы утром не опоздать и попасть внутрь церкви на службу. Архипастырь никогда раньше не приезжал в близлежащие деревеньки, и это была единственная возможность увидеть епископа, услышать архиерейское богослужение и получить от него благословение. Процедура освящения храмовых зданий известна, и в Ядревичах всё прошло по плану: преосвященный Гурий в окружении прибывших с ним священников кафедрального собора Смоленска был встречен местным причтом с крестом и святою водою, в 9 утра началось торжественное архиерейское служение освящения храма. После этого Владыка поздравил всех прихожан с появлением красивейшего храма в губернии и, преподав святительское благословение всем присутствовавшим, произнёс краткое поучение.

 

Николо-Георгиевский храм сохранился до наших дней. Сейчас село Ядревичи называется Смогири (по данным на 2007 год в посёлке проживают 25 человек), Духовщинский уезд именуется Кардымовским районом Смоленской области. Церковь является действующей и признана архитектурным шедевром края. Так, её описание есть в «Своде памятников архитектуры и монументального искусства России»[13]. Кроме того, информация о ней присутствует в путеводителях по Смоленской области, где подчёркивается, что она хорошо видна с трассы М-1 (Москва–Минск)[14]. Но во всех  изданиях, к сожалению, указывается, что «автор неизвестен». Этой статьёй я исправляю эту неточность и, утверждая, что именно Альфред Парланд является автором проекта этого памятника, возвращаю имя Парланда в искусствоведческую и краеведческую литературу.

 

Толмачева Н. Ю., кандидат искусствоведения

 



[1] Росписание чинов гражданскаго и военнаго ведомств, а также и духовенства в С.Петербургской губернии. СПб, 1861. С. 117.

[2] П. Пейдгардтъ. Список домам С.-Петербурга по полицейским частям и участкам. – СПб: Издание С.-Петербургскаго Столичнаго и Губернскаго Статистическаго Комитета, 1869. С. 136.

[3] Краткое описание церквей Смоленской епархии. Вып. I. Составил Священник Александр Санковский. – Смоленск: Паровая типо-литография Я. Н. Подземскаго, 1898. С. 293.

[4] Смоленские епархиальные ведомости. 1894. № 1. С. 51.

[5] Краткое описание церквей Смоленской епархии. Вып. I. Составил Священник Александр Санковский. – Смоленск: Паровая типо-литография Я. Н. Подземскаго, 1898. С. 293.

[6] Там же. С. 279.

[7] Смоленские епархиальные ведомости. 1895. № 18. С. 794.

[8] Из заключения экспертизы за № 0276.

[9] РГИА. Ф. 799. Оп. 33. Д. 1859. Духовщинский уезд. Николаевская церковь в с. Николо-Ядревичи. С. 31.

[10] Там же.

[11] Там же. С. 32.

[12] Освящение сельских храмов Преосвященнейшим Гурием епископом Смоленским и Дорогобужским // Смоленские епархиальные ведомости. 1895. № 18. 1630 сентября. С. 794.

[13] Свод памятников архитектуры и монументального искусства России. Смоленская область. – М.: Наука, 2001. С. 462463.

[14] Смоленская область. Путеводитель. – М: Авангард, 2012.