Государственный музей-памятник «Исаакиевский собор» –
музейный комплекс
Сказка в подарок

Премьера двухактной оперы «Поди туда - не знаю куда» петербургского композитора Светланы Нестеровой состоялась в Большом зале Филармонии в исполнении Концертного хора Санкт-Петербурга симфонического оркестра Капеллы Санкт-Петербурга под управлением Владимира Беглецова.

 

Премьера была не просто приурочена к 25-летию Концертного хора, она фактически стала ему подарком. По признанию композитора, замысел этой оперы принадлежит Владимиру Беглецову, «удивительному музыканту, художнику с невообразимой интуицией». Что может быть лучше, чем получить сказку в подарок?

 

В массовую культуру страны современный переработанный вариант этой сказки вошел благодаря актеру Леониду Филатову, назвавшему ее «Сказка про Федота-стрельца, удалого молодца». Он же записывал ее на телевидении и читал. Многие строчки разошлись на цитаты и кочуют до сих пор. Сама же народная сказка куда менее весела, она скорее мрачна и плохо заканчивается. На нее и опиралась Светлана Нестерова, взяв для работы либретто Веры Куприяновой.

 

В опере три героя: два положительных - Марья с Андреем, один однозначно отрицательный - алчный, похотливый, но бессильный Царь. Композитор написала ухающий, ресторанно-эстрадного пошиба хор народа, челяди, царского окружения, который только и умеет, что голосить, славословя Царя-кормильца. А тому мало этого: «Одного не понимаю: что ж так тихо вы поете? Еще раз! Все вместе!». Партия Царя написана для тенора, от которого требуется петь в «плебейской» манере, с какой блистательно справился Егор Николаев.

 


Хор Беглецова - кладезь ярких индивидуальных голосов. А нет ничего лучше, когда хор - собрание индивидуальностей, готовых сливаться в гармонии. Этот хор также отличается самоиронией и чувством юмора, идущими, вероятно, от руководителя. А где самоирония - там адекватность, никакого самолюбования, а потому и полный контакт с аудиторией.

 

Во время исполнения этой хоровой оперы постоянно возникала мысль о необходимости скорейшей ее постановки. Дело за малым - найти театр и толкового режиссера. Стиль оперы наверняка понравится широкой публике: все красиво, разнообразно, «маслянисто и акварельно», ритмически и гармонически богато и главное - абсолютно понятно всем. Сказка начинается с интригующей туманности, зеленоватого свечения, заманивающего в темный лес. В увертюре - концентрация завораживающей сказочности с арфовыми всплесками, рокотом фаготов, гипнотическим повторением: «Поди туда - не знаю куда... С пути собьешься - назад не вернешься»...

 

Светлана Нестерова выступила достойной наследницей традиций русских композиторов-сказочников, а в эпизодах с инфернальными персонажами вдруг мерцала тень Шостаковича с его колючими и злыми фактурами. Раздолье для фантазии композитора давали загробные миры - сначала черти с вулканической температурой места их обитания, куда Царь отправил Андрея добыть ключ от бриллиантовой кладовой, «который мой батюшка из жадности на тот свет ухватил». Черти, певшие женскими голосами, напоминали о всевозможных вальпургиевых ночах, вердиевских ведьмах из «Макбета» и, как уже говорилось, о музыке Шостаковича с его хлесткими «нечестивыми» ритмами. Царство теней, где герой должен был добыть венчальное кольцо покойной матушки Царя, предстало апофеозом музыкального холода. Нестерова выступила мастером оркестровки. Ближе к финалу слушателей ожидала, пожалуй, самая эффектная сцена чуда - нападение птиц из свиты Марьи на завравшегося Царя. В оркестре звучали свист, клекот, шуршание перьев, музыка напомнила сцену спиритического сеанса из «Огненного ангела» Прокофьева...

 

Сегодня серия юбилейных концертов хора под руководством Владимира Беглецова продолжится выступлением в Академической капелле с программой хоровой музыки Чайковского, Шостаковича и Салманова.