Государственный музей-памятник «Исаакиевский собор» –
музей четырех соборов
Сампсониевский собор
Тайный брак императрицы

В истории существования Сампсониевского собора есть несколько часов, связанных с именами Екатерины II и её блестящего фаворита Григория Александровича Потёмкина.

 

Прежде чем обратиться к истории взаимоотношений императрицы и Г. Потёмкина, подчеркнём, что изложенная нами история заключения между ними тайного брака рассматривается автором как версия, а не как исторический факт. Это связано с тем, что церковных документов, подтверждающих подлинность события, не найдено. Поскольку венчание предположительно состоялось в 1774 году, мы обозначим из  жизни императрицы некоторые события этого года. Но сначала остановимся на истории её взаимоотношений со светлейшим князем.

 

Личная жизнь Екатерины II в течение 34 лет её пребывания на троне отмечена чередой сменявших друг друга фаворитов. Потёмкин был единственным, кого она любила всю жизнь, то приближая, то отдаляя от себя, и с кем, по существующему преданию, была обвенчана.  Участник переворота 1762 года, приведшего на престол Екатерину, Г. Потёмкин появился во дворце в начале 1774 года, прославившись на полях сражений.

 

Григорий Потёмкин, несмотря на то, что у него не было одного глаза, был не только неотразимым красавцем, но и одним из выдающихся людей своего времени.  Он родился  в селе Чижово близ Смоленска в семье отставного подполковника Александра Васильевича Потёмкина.  После переезда семьи в Москву, после окончания обучения,  он был записан в Конную гвардию. Когда Потёмкин приехал в полк,  стоявший в Петербурге, он был назначен в ординарцы к дяде цесаревича Петра Фёдоровича – принцу Георгу Гольштинскому. Настоящая его карьера началась со времени участия в означенном дворцовом перевороте. Екатерина, нуждавшаяся в молодых энергичных помощниках, одарив молодого офицера, как и тридцать других активных заговорщиков, серебряным сервизом, направила его служить обер-секретарём Святейшего Синода. Однако вскоре Потёмкин, который нередко принимал решения, согласуясь со своим настроением или даже  прихотью, решил уйти в Александро-Киевский монастырь, чему, возможно, способствовала случившаяся с ним неприятность: в результате неверного лечения он окривел на один глаз. Когда Екатерина узнала о том, что Потёмкин готовится к пострижению в монахи, она вызвала его ко двору и  пожаловала в камергеры. С началом войны с Турцией он ушёл волонтером в армию, где участвовал в сражениях, получил ордена, и в тридцать три  года стал генерал-поручиком. Такова была жизнь Потёмкина до 1774 года, когда императрица вновь вызвала его в Петербург. В феврале он получил чин генерал-адъютанта. Во дворце появился новый сильный и волевой царедворец, блестящий генерал, который быстро вник в государственные дела. Он пришёл на смену бывшим фаворитам Екатерины Орлову и Васильчикову. Она не только обрела в нём человека бесконечно преданного, на которого можно было положиться в любую минуту, но и полюбила его. Карьера Потёмкина при дворе была головокружительной. Он был возведён в графское достоинство и пожалован чином генерал-аншефа. Он получил "за храбрость и неутомимые труды" усыпанную алмазами шпагу и украшенный бриллиантами портрет Екатерины II для ношения на груди, а также изготовленную по её заказу золотую табакерку с её портретом. Слух о том, что Потёмкин и Екатерина были обвенчаны, создавал для него исключительное положение при дворе, особенно первое время его "случая": в нём действительно видели "владыку", как называет его в письмах Екатерина, и оказывали царские почести при его поездках в подчинённые ему области или на театре военных действий.

 

О браке Екатерины с Потёмкиным существует несколько рассказов 1. По словам издателя журнала "Русский Архив" П. А. Бартенева, племянница Потёмкина Александра Васильевна Браницкая, урожденная Энгельгард, говорила князю М. С. Воронцову, что запись об этом браке хранилась в особой шкатулке, которую затем вместе с документом бросил в море по пути из Одессы в Крым граф А. Г. Строганов.

 

По словам князя Г. Ф. Голицына, Екатерина и Потёмкин венчались у Сампсония, что на Выборгской стороне. Её духовник был там уже в готовности, а сопровождала императрицу лишь камер-фрау М. С. Перекусихина. Венцы держали племянник Г. А. Потёмкина граф А. Н. Самойлов и Е. А. Чертков.
Наконец, внук Екатерины и Г. Г. Орлова граф А. А. Бобринский утверждал, что брачная запись была положена в гроб графа А. Н. Самойлова, а вторая брачная запись, полученная М. С. Перекусихиной, должна была храниться у князя П. В. Волконского и у Чертковых. По слухам, венчание происходило осенью 1774 или в середине января 1775 года, перед отъездом двора в Москву.

 

Решительное объяснение по поводу венчания произошло 27 февраля. Однако его пришлось перенести, поскольку наступал Великий пост, а затем – 20 апреля, Пасха, день, когда венчания не совершаются. Двор на это время переехал в Царское село и вернулся в столицу 5 июня. Наступил Петровский пост. Таким образом, для обряда оставалось лишь четыре дня: 8 июня – день Святой Троицы, 9 июня – день празднования  Сошествия Святого Духа, а также 11 и 13 июня.

 

Приверженность Потёмкина к соблюдению церковных правил позволяет предполагать венчание на Троицу 8 июня. В этот день литургию, согласно записи в Камер-фурьерском журнале, служил духовник императрицы Иван Панфилов. По окончании службы императрица принимала поздравления приближённых и дипломатов, а затем со свитой отправилась на торжественный обед в Лейб-гвардии Измайловский полк, в котором на Троицу приходился полковой праздник. После обеда она с небольшой свитой поплыла на шлюпках в Екатерингоф, и вернулась в Летний дворец в начале 10-го часа. Для венчания оставались поздние часы между 10 и 12. Была светлая белая ночь, когда шлюпка с императрицей и Потёмкиным отправилась в храм Святого Сампсония Страннопримца.

 

Знала ли  императрица  о существовании этого окраинного и столь чуждого блестящей жизни двора храма? Возможно, поскольку она интересовалась историей России и чтила память о Петре I, и в её царствование соблюдалась традиция праздновать годовщину столь важной для России Полтавской победы, в честь которой по указу императора в 1710 году была построена первая Сампсониевская церковь.  В годы правления Анны Иоанновны её сменил каменный храм, в котором произошло предполагаемое венчание. Могла она знать и о  захоронении у собора руководителей антиправительственного заговора против Бирона, всесильного фаворита Анны Иоанновны – А. П. Волынского,  П. М. Еропкина  и  А. Ф. Хрущова, где память о них неизбежно покрылась бы пеленой забвения.

 

Думается, до этого события она не посещала храм и кладбище 2. Рассказывали ли ей о великолепии главного 5-ярусного иконостаса собора, странном для местонахождения здания?  Оформленный в стиле барокко, украшенный сверкающей золочёной скульптурой,  иконостас превратился в роскошную декорацию венчания.

 

Вернёмся к событиям позднего вечера июня 1774 года. Чуть больше 500 шагов отделяли Сампсониевский собор от берега Невы, к которому причалили лодки. Пройдя по собору, императрица со своим избранником остановилась перед алтарём. Духовник императрицы Иван Панфилов провёл обряд. Свидетелями были камергерша Марья Савишна Перекусихина, камергер Евграф Александрович Чертков и адъютант Потёмкина, его племянник поручик лейб-гвардии Семёновского полка Александр Николаевич Самойлов 3.

 

На следующий день Екатерина не покидала дворец. Вместе с сыном и невесткою она присутствовала на литургии, принимала поздравления членов Святейшего Синода, обедала в кругу своей семьи и приближённых, среди которых был Потёмкин. 10 июня императрица со своими приближёнными, в числе которых были братья Павел и Михаил Потёмкины, отправилась на шлюпках на Крестовский остров в гости к графу К. Г. Разумовскому. Старинный поклонник императрицы, родной брат тайного мужа императрицы Елизаветы, граф Кирилл Григорьевич высказывал дружеские чувства к Потёмкину, которые сохранил до кончины князя. Здесь же они отужинали, и в начале 11 часов вечера возвратились на шлюпках в Петербург. Все это напоминает маленькое свадебное путешествие. Возможно, причину шлюпочных прогулок и возвращений в вечерние часы можно объяснить желанием не привлекать внимания к плаванию императрицы по Неве поздним вечером 8 июня.

 

Кроме адресованных Потёмкину, только в одном письме Екатерина позволила упомянуть о своих чувствах к супругу, не обмолвившись при этом о связавших их узах – к барону Ф. М. Гриму от  19 июня 1774 г. Екатерина, сославшись на последнюю европейскую новость, смерть Людовика XV от оспы, не без иронии отозвалась об успехах Просвещения во Франции, где король умирает от болезни, средство предупредить которую давно известно. Сама она 6 лет назад подала пример своим подданным, привив себе оспу. И только обсудив эти вопросы, она решилась "поговорить об оригиналах, которые смешат меня, особенно о генерале Потёмкине, который более в моде, чем другие, и который смешит меня так, что  держусь за бока". Она умела хранить тайну...
В 1775 году в Москве в Пречистенском дворце во время празднования Кючук-Кайнарджийского мира, ознаменовавшего конец Русско-турецкой войны, героем которой был Потёмкин, тайно появилась на свет дочь Екатерины II и светлейшего князя Елизавета 4.

 

Время уходящего всё дальше в историю загадочного венчания и сейчас отбивают в Павильонном зале Малого Эрмитажа часы "Павлин", купленные при посредничестве герцогини Кингстонской Г. Потёмкиным в качестве подарка Екатерине II.

 

 

Литература

 

1. А.П.Аплаксин. Сампсониевский собор в Петербурге 1709–1909 гг. Спб., 1909
2. Знаменитые россияне 18–19 веков. Биографии и портреты (По изданию вел. кн. Николая Михайловича. Русские портреты 18 и 19 столетий). Л.: Лениздат, 1995
3. Екатерина II и Г. А. Потёмкин. Личная переписка 1769–1791. М.: Наука.1997
4. Л. К. Кузнецова. Петербургские ювелиры. Век восемнадцатый, бриллиантовый... – М.: Центрполиграф, 2009. С.446.
5.  Ю. М. Лотман. Беседы о русской культуре: быт и традиции русского дворянства (XVIII–начала XIX в.)/ СПб.: Искусство-СПб, 1994
6. М. И. Пыляев. Старый Петербург. Л.: Титул, 1990
7. Н. Романченко. Исторический очерк Сампсониевского собора в Санкт-Петербурге. Спб., 1909
7. Сампсониевский собор в Санкт-Петербурге. ГМП "Исаакиевский собор" СПб, 2009
8. Трехсотлетие дома Романовых. 1613–1913. М.: Современник, 1992
9. Эйдельман Н. Я. Из потаенной истории России XVIII–XIX вв. М.: Высшая школа, 1993

 


 

 1.  Нижеизложенные сведения о заключении брака, а также история хранения "Записок" Екатерины II приводятся в статье В. С. Лопатина, являющеёся приложением к книге  Екатерина II и Г. А. Потёмкин. Личная переписка 1769–1791".  М.: Наука, 1977
Косвенным подтверждением бракосочетания может служить тот факт, что Екатерина II подарила статс-даме графине Александре Васильевне камею-оттиск из папье-маше собственноручной работы в драгоценной оправе, возможно, в благодарность за сохранение тайны венчания. Незадолго до смерти графиня передала копию брачной записи своей дочери Елизавете Ксавельевне Воронцовой со строгим наказом её уничтожить. – Л.К.Кузнецова. Петербургские ювелиры. Век восемнадцатый, бриллиантовый... – М.: Центрполиграф, 2009. С.446.

  2. Кладбище было закрыто по указу Екатерины  из-за эпидемии чумы в Москве, в связи с которой погосты старались удалить от жилья. Над могилой заговорщиков сохранилось единственное надгробие ныне не существующего кладбища, установленное в 1885 г., автор – архитектор М. А. Щурупов. На нём выбиты слова Екатерины II, посвящённые памяти казнённых. По странному стечению обстоятельств казнь произошла в  1740 году – в год  освящения  главного алтаря собора, который должен был стать свидетелем описываемого бракосочетания.

  3. Следует рассказать немного о свидетелях венчания. Молодая провинциальная дворянка М.С.Перекусихина сумела без связей и родных обратить на себя внимание императрицы и сделаться её другом. Екатерина советовалась с ней о своих сердечных делах. Не выходя на первый план,  Марья Савишна пользовалась влиянием при дворе. Сам А. В. Суворов, как известно? не любивший придворных, уже будучи прославленным полководцем, генерал-фельдмаршалом, посылал ей подарки. Павел I по воцарении пожаловал ей пенсию. Её могила сохранилась на  кладбище Александро-Невской лавры. Е. А. Чертков принадлежал к числу самых доверенных лиц Екатерины. В чине подпоручика Преображенского полка он участвовал в перевороте 1762 года и закончил карьеру тайным советником и камергером. Имеются свидетельства того, что он дружески относился к Потёмкину, высоко ценил его достижения на юге, как известно, подвергавшиеся хуле влиятельных кругов в Петербурге. Из всех родственников Светлейшего, сделавших карьеру при Екатерине, наибольшим доверием пользовался А. Н. Самойлов. После смерти Потёмкина императрица к удивлению многих опытных чиновников назначила его генерал-прокурором.  Этот важный пост (в руках генерал-прокурора находились финансы, тайный сыск, контроль за государственным аппаратом) Самойлов занимал до кончины Екатерины и был уволен в отставку Павлом I.

 

Отметим, что заключение брака тщательно скрывалось потомками Екатерины. После смерти императрицы между секретными бумагами были обнаружены её незаконченные мемуары с посвящением "Сыну моему Павлу Петровичу...". С 1796 по 1858 гг. "Записки" были секретным государственным документом, который держался в глубокой тайне. Павел доверил их лишь другу своего детства князю Алексею Куракину, который снял с них копию. Спустя двадцать лет после смерти Павла  Александр Тургенев и кн. Михаил Воронцов получили копии экземпляра Куракина. Николай I, не любивший свою бабку, стремился конфисковать все списки рукописи. Он запрещал родственникам знакомиться с ними. Александр II прочёл их лишь когда, став императором, приказал Д. М. Блудову принести ему оригинал "Записок". Прочитав их, он запечатал их государственной печатью и приказал хранить в императорских архивах среди самых секретных материалов.

 

Сохранилось свидетельство императрицы Марии Фёдоровны о получении в 1824 г. копии "Записок" от брата Алексея Куракина. До сих пор неизвестны тайные пути, какими распространялись копии "Записок". Рукопись была переписана, в частности, А. С. Пушкиным в Одессе в 1831–1832 гг. с экземпляра, принадлежавшего А. И. Тургеневу. Николай I увидел копию в списке бумаг погибшего поэта и наложил резолюцию "Ко мне". Так и пушкинская копия попала к царю. Когда много лет спустя в 1900 гг. в присутствии президента Академии наук вел. кн. Константина Константиновича был распечатан пакет секретных бумаг Екатерины II, на нём обнаружили пометки, сделанные Блудовым. Это свидетельствует о том, что член литературного кружка "Арзамас", автор "Донесения тайной следственной комиссии по делу декабристов", сановник Николая I, действительно приводил в порядок засекреченные мемуары.

  4.Это событие стало известно лишь узкому кругу приближённых. Для окружающих у императрицы произошло расстройство желудка из-за немытых фруктов. Григорий Потёмкин отвёз ребёнка к сестре, Марии Александровне Самойловой, опекуном девочки был назначен его племянник Александр Николаевич Самойлов, лечивший внуков Екатерины, а в последствии опекуном был лейб-медик Иван Филиппович Бек. Елизавета с детства знала тайну своего происхождения. В 1794 году она вышла замуж за секунд-майора Ивана Христофоровича Калагеорги, обучавшего великого князя Константина Павловича греческом языку, впоследствии занявшего должность губернатора Херсонской, где Елизавета Григорьевна владела подаренными ей отцом огромными поместьями, и Екатеринославской губерний. В семье было десять детей: четыре сына и шесть дочерей. Портрет Елизаветы Григорьевны кисти В. Л. Боровиковского хранится в Государственной Третьяковской галерее.

 

Т. М. Мокина,
экскурсовод ГМП «Исаакиевский собор»,
кандидат искусствоведения

 

Яндекс.Метрика